?

Log in

No account? Create an account

December 31st, 2011



Людей было неприлично мало, не больше 200 человек пришло за полтора часа акции. Неприлично, потому что главной темой акции был жестокий приговор Таисии Осиповой. Но оторваться от подготовки к Новому году никто не смогю 200 человек - это мало даже по сравнению с акциями Стратегии-31 в середине года, когда, казалось, что протест в принципе пошел на спад. Людей тогда перестали задерживать, они сидели на земле, скандировали антипутинские митинги и сами уставали от свободы кричать. 

Полиция действовала профессионально и по заданной схеме, отработанной за годы акций на Триумфальной (это уже третий Новый год). Людей, выходивших из метро, выталкивали на Тверскую и отдавливали к “Пилснеру” и налево к Брестской. Эта операция повторялась каждые минут 15, когда народ скапливался на улице между выходом из метро и Пилснером. Оппозиционеры и журналисты обходили кругом здание по Бресткой и возвращались на Триумфальную по Тверской-Ямской.

Вышел из метро, а вокруг только журналисты, и какой-то приличный человек в пальто, вокруг шеи белый шарф. “Свобода лучше не свободы”, говорил он, когда к нему со спины подошли два полицейских и утащили в автозак. “Дирижер это”, - сказали коллеги. Выяснилось потом, что это тот самый Михаил Аркадьев.

- Я что тут один активист, спросил в какой-то момент лидер молодежного “Яблока” Кирилл Гончаров. Он был не один, но активистов было очень мало.

Лимонова задержали сразу же, как он вышел из машины, на которой приехал из дома с журналистами. Вася Максимов потом рассказывал, что Лимонов рассчитывал, что, может, не будут вообще задерживать, но на этот раз его взяли вообще без какой-либо шумихи. 

Взяли двух девушек, которые развернули плакаты против Навального. “Вступай в антинавальновский комитет”, было написано на бумажках. Но это их не спасло, и их отнесли в автозак. 

Рыжая девушка шла перед строем ментов, оттеснявших толпу к Пилснеру и общалась со спецназовцами, которые невозмутимо молчали и планомерно шли вперед. “Ну что ты, орел, покажи лицо. Хочешь я тебя на работу устрою? В тепле будешь?”, - говорила девушка, полицейский молчал.

Из более-менее известных оппозиционеров (Немцову и Яшину, видимо, хватило прошлого нового года за решеткой) пришел еще Сева Чернозуб. Он только вчера вместе с Яшиным, Верзиловым и Елизаровым участвовал в документальном спектакле в Театре.док, где все четверо читали свои арестантсткие дневники.

- Что, Сева, хочешь материал для нового спектакля собрать, спрашиваю

- Да, хочу по стране с гастролями проехать, отвечает. Но в итоге он остался на свободе, хотя я за него очень переживал.

На Тверской-Ямской никого не задерживали почему-то, давали спокойно кричать

- Долой полицейское государство!, - скандируют

- Что ж они одно и тоже кричат все время, - разочарованно заметил полицейский в оцеплении.

- Новый год же, что им не сидится, добавил второй.

- Новый год без Путина, - ответила ему толпа. 

Потом кордон внезапно ушел, все скептически отметили, что “это обычная история, заманивают нас в автобусы”. Но безропотно пошли. Оцепления не было, но все остановились, кто-то начал разбрасывать листовки “Свободу Осиповой”, кто-то скандировать. 

- Да они сами хотят задержаться, - сказал офицер, и начались жесткие задержания. 

В толпе журналистов и оппозиционеров выделялась парочка хипстеров, которые чинно ходили под ручку и улыбались. Девушка была очень симпатичная. Спросил парня, не с митинга ли 24-го декабря они пришли. Он ответил, что ходит на Триумфальную, но знает, как действовать, чтобы не задерживаться. 

Мягко и вежливо, подхватив за руки, увели в автобус и меня. Я не сопротивлялся, спокойно сказал: “Я журналист”, но меня все равно завели в темный автозак, где я провел ровно минуту, показал пресс-карту, и меня выпустили. Экспресс-задержание.

Задержали в общем справедливо, ведь за десять минут до этого я не выдержал и поскандировал “Свободу Осиповой”. Потому что считаю, что приговор 10 лет - это беспредел.

В какой-то момент два человека растянули довольно большой транспарант “Смерть кремлевских оккупантам!”.

А самый живой момент всей акции был, когда 12 человек встали в линейку на дорожке вдоль Тверской и расстегнули свои куртки, под которыми были белые майки. На майках были написаны буквы, которые складывались в фразу “Свободу Тасе”. Они начали скандировать “Свободу Осиповой”, “Свободу Удальцову”, “Свободу Никитенко”. Их довольно долго не забирали, и они даже утомились кричать.

После того, как линейку все-таки рассеяли, трех человек в суете не забрали в автобус. Они взялись за руки, шли по дороге и кричали “Как пройти в автобус”. Им показали. 

Постепенно акция выдохлась, забрали всех, кто был готов провести новый год в отделении, а остальные уже в пол-восьмого разошлись по домам. Так завершился политический 2011-й год, год перемен.